С. А. Венгеров - руководитель Книжной палаты





Организация государственного библиографического учреждения была мечтой С. А. Венгерова. В 1916 году С. А. Венгеров предпринял попытку создания библиографического учреждения. С этой целью он подал в Министерство народного просвещения проект устава Литературно-библиографического института, который, кроме Венгерова, подписали Ф. Д. Батюшков, Ф. Ф. Зелинский, Н. И. Кареев, Н. А. Котляревский, В. Н. Перетц, А. А. Шахматов, Н. М. Лисовский и другие. Министерство признало задуманное учреждение «желательным» и утвердило устав института.

Главная задача института состояла в том, чтобы «регистрировать все напечатанное на русском языке отдельными книгами и в периодических изданиях после 1912 года»3. По существу, цель института была в том, чтобы продолжить библиографическую картотеку Венгерова, доведенную им до 1912 года.

Но этим планам не суждено было осуществиться. Денежная сумма, полученная С. А. Венгеровым от Министерства народного просвещения и от литературных обществ и редакций, оказалась столь незначительной, что ее хватило лишь на самые необходимые предварительные расходы. Из библиографических работ институтом была выполнена только одна: составление по «Книжной летописи» алфавитного карточного каталога книг, вышедших в 1913-1914 гг.

После февральской буржуазно-демократической революции 1917 года С. А. Венгеров с новой энергией добивается создания государственного библиографического учреждения.

Пришедшее к власти Временное правительство приняло решение ликвидировать Главное управление по делам печати, которое, кроме выполнения функций цензурного органа, осуществляло регистрацию выходящих в России книг и издавало «Книжную летопись». Для ликвидации Главного управления по делам печати была организована комиссия. Специальная подкомиссия в составе С. А. Венгерова, А. Д. Торопова, С. Ф. Ольденбурга и других признала при этом необходимым «создание особого государственного учреждения с широкими научными и практическими задачами под названием «Книжная палата».

16 мая 1917 года была организована Петроградская книжная палата, в состав которой вошли: Литературно-библиографический институт, Бюро международной библиографии по естествознанию и математике Академии наук и комиссия «Наука в России». В числе главных задач на Книжную палату возлагалась регистрация выходящих в России печатных изданий и снабжение ими крупнейших библиотек.

На пост директора Книжной палаты был назначен С. А. Венгеров. Он горячо принимается за дело, вникает в самые сложные и порой трудноразрешимые вопросы, начиная от забот о помещении для Книжной палаты и кончая составлением производственного плана библиографических работ.

С первых же дней существования Книжной палаты Венгеров принимает самые энергичные меры для налаживания одного из важнейших участков работы: получение палатой обязательного экземпляра всех выходящих изданий. Книги в палату присылались тогда специальными губернскими и уездными комиссарами. Но так как в постановлении Временного правительства не был ясно указан круг обязанностей комиссаров о порядке собирания произведений печати, то палате пришлось, прежде всего, составить подробный циркуляр с точными указаниями обязанностей комиссаров. Кроме того, С. А. Венгеров выступил на съезде губернских комиссаров с докладом о задачах Книжной палаты, где обратился с призывом оказать всемерную помощь в ее деятельности. В результате число печатных произведений, доставляемых в палату, увеличилось.

Часто случалось так, что книжные посылки доходили в палату с большим опозданием, поэтому С. А. Венгеров счел необходимым составить обращение к редакторам периодических изданий с просьбой присылать непосредственно Книжной палате один лишний экземпляр, помимо обязательных экземпляров, присылаемых палате типографиями через комиссаров. Это мероприятие обеспечивало более быстрое получение периодических изданий, своевременный просмотр которых был необходим для текущей работы.

Вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции, в феврале 1918 года С. А. Венгеров, желая обеспечить полноту собираемой палатой литературы и узаконить порядок ее доставки в советских органах, обращается за помощью к наркому просвещения А. В. Луначарскому. В результате стараний С. А. Венгерова 25 февраля 1918 года был опубликован «Декрет Наркомпроса РСФСР об обязательном экземпляре». Типографии были обязаны доставлять в палату восемь экземпляров всех выпускаемых печатных произведений. Помимо этого палатой были учреждены представительства в крупнейших городах, в обязанности которых входил контроль за регулярным поступлением в палату местной печати. Практиковались также особые командировки с целью раздобыть необходимую книгу, хотя бы в одном экземпляре, или, по крайней мере, тщательно ее описать. «Этому делу, — вспоминает о Венгерове А. Г. Фомин, — во все время своего директорства в палате он уделял всегда исключительное внимание, лично следил за исправным поступлением в палату новых печатных произведений. Увидев где-нибудь новую книгу, не поступившую в палату, или узнав о ней где-либо, С. А. Венгеров расстраивался, волновался и сейчас же принимал все меры к получению ее. С таким исключительным вниманием, с таким рвением мог относиться к этому делу только тот, кто, как С. А. Венгеров, всю свою жизнь отдал служению книги».

Другим важным участком библиографической деятельности Книжной палаты было издание «Книжной летописи», регистрирующей вновь выходящие книги.

С. А. Венгеров так определил основные задачи палаты: «В России первым шагом научной государственной организации библиографии является учреждение в 1917 году Российской книжной палаты. Имея первой своей основной задачей собирание печатного материала для регистрирования его в «Книжной летописи» и снабжения новыми книгами государственных книгохранилищ, Книжная палата другою своею основною задачею имеет издание систематических указателей по разным отраслям наук и литературы».

По инициативе Венгерова в программу «Книжной летописи» были внесены изменения. Решено было отказаться от алфавитного расположения материала и расположить его по следующим отделам: 1) Книги и брошюры, 2) Воззвания и листовки, 3) Отчеты й уставы, 4) Ноты, 5) Драматические произведения в рукописях. Решено было также приводить содержание книг с неясными заглавиями и сборников разностороннего содержания.

В тяжелые 1917-1920-е гг. «Книжная летопись» выходила с большими перебоями. Но, хотя ее издание иногда и приостанавливалось, составление очередных номеров велось бесперебойно.

В 1919 году Книжная палата переходит в ведение Государственного издательства. В связи с этим С. А. Венгеров строит планы расширения содержания «Книжной летописи», предполагая превратить ее в журнал по книговедению, состоящий из двух разделов: собственно библиографического, отражающего вновь выходящие книги, и литературно-библиографического. Но этим планам Венгерова не суждено было сбыться. Государственное издательство, испытывавшее материальные затруднения, нерегулярно и недостаточно снабжало палату средствами.

С большими трудностями удавалось издавать «Книжную летопись» в прежнем объеме, прибегая при этом к помощи нескольких типографий. О «Книжной летописи», о том внимании, которое уделял С. А. Венгеров этому изданию, позднее писал один из членов президиума палаты Л. К. Ильинский: «Она («Книжная летопись») была для палаты тем, чем палата душевно болела. Особенно показательно в этом смысле было отношение к изданию покойного С. А. Венгерова, всегда чутко относившегося к каждому факту жизни «Книжной летописи».

Все, что касалось летописи, принималось близко к сердцу. Всякое, даже небольшое наблюдение, принималось Семеном Афанасьевичем к сведению, горячо обсуждалось». Следует поставить в заслугу С. А. Венгерову, что он предпринимал все зависящие от него меры для того, чтобы обеспечить выпуск этого важного библиографического издания в самые трудные и тревожные годы, когда приходилось затрачивать неимоверные усилия для обеспечения выпуска буквально каждого номера летописи.

О значительности и важности этого издания свидетельствует большой интерес к «Книжной летописи» в те годы В. И. Ленина, который внимательно ее просматривал и делал на ней пометки, отмечая заинтересовавшие его книги.

В. И. Ленин, вспоминает В. Д. Бонч-Бруевич, «выразил удивление, что, несмотря на царившую всюду разруху, особенно тяжело отозвавшуюся на плече бумажной и полиграфической промышленности, издано так много разнообразных и хороших книг».

В это же время в письме к С. А. Венгерову от 23 декабря 1919 года В. Д. Бонч-Бруевич писал: «Пользуюсь случаем поблагодарить Вас за высылку экземпляров «Книжной летописи» как мне, так и Председателю СНК В. И. Ленину, который прочел эту летопись от страницы до страницы и выписал по ней очень много книг. Буду очень благодарен, если и на будущее время Вы будете высылать вновь вышедшие номера летописи в 2-х экземплярах на мое имя».

С. А. Венгеровым намечался широкий план научно-библиографической работы палаты. Предполагалось издание систематических библиографических ежегодников по различным отраслям знания. Венгеров разработал их подробное содержание. Каждый ежегодник, посвященный определенной науке, должен был делиться на ряд отделов, внутри которых материал намечалось располагать в алфавитном порядке фамилий авторов, а анонимные работы — по первому существительному в заглавии. В конце каждого такого систематического ежегодника предусматривались указатели: предметный и авторский. Предполагался также выпуск сводных библиографических указателей периодических изданий.

Все эти ежегодники по плану С. А. Венгерова составили бы отдельные выпуски «Временника Книжной палаты». В период директорства Венгерова вышло только три выпуска «Временника»: 1) «Список повременных изданий за 1917 г. Т. 1. Алфавитный список повременных изданий», составленный Л. К Ильинским по материалам Книжной палаты (Пг., 1919); 2) «Еврейская периодическая печать в 1917 и 1918 гг.», библиография, составленная И. В. Яшуксием (Пг., 1920) и 3) «Митинги, собрания, лекции в 1917—1918 гг. (Материалы для библиографии летучих изданий)», под редакцией В. В. Буша (Пг., 1920).

Еще одним важным разделом работы Книжной палаты, организованным по инициативе и под руководством С. А. Венгерова, явилось устройство книжных выставок. В них он видел большую пропагандистскую силу, средство, возбуждающее интерес к знаниям и любовь к книге. В первое время осуществить устройство выставок мешало отсутствие необходимого помещения. Но как только было получено удобное здание для палаты, была устроена первая выставка по плану С. А. Венгерова и А. С. Полякова. Выставка была посвящена столетию со дня рождения И. С. Тургенева, она знакомила с интересным и ценным материалом: изданиями сочинений Тургенева, книгами и статьями о нем, а также с его рукописями, письмами, портретами и др. В апреле 1920 года была открыта большая выставка печатных произведений 1917 и 1918 годов. Экспонаты на выставке были расположены в систематическом порядке. Особенно интересно был представлен отдел газет, в котором показана ценная коллекция газет, издававшихся на фронте. Эта выставка имела большое общественно-политическое значение, она знакомила с историей великих революционных событий в нашей стране, отраженных в современной тому времени печати.

Характеризуя деятельность С. А. Венгерова в период его пребывания на посту директора Книжной палаты, известный библиограф А. Г. Фомин писал: «Если увлечение работой, исключительно добросовестное отношение к своим обязанностям являлось первой чертой С. А. Венгерова, как директора палаты, то другими основными чертами были: большой творческий размах, редкая инициативность и исключительная энергия. Даже при самых тяжелых внешних условиях, которые переживал Ленинград в эпоху холода и голода, С. А. Венгеров никогда не поддавался унынию, всегда был полон разных творческих замыслов и планов и кипучей энергии, которая не покинула его до последних дней жизни. Без преувеличения можно сказать, что он являлся той главной силой, которая вливала жизнь в палату, не давала остановиться такой большой и сложной машине как палата; не мы, молодые его помощники, подталкивали старика-директора, а наоборот, он всегда поддерживал в нас жизнь и бодрость, вдохновлял, побуждал к работе».

Несмотря на энергичные усилия, которые предпринимал С. А. Венгеров для упорядочения деятельности Российской книжной палаты в Петрограде, она не смогла обеспечить полностью поступления обязательных экземпляров произведений печати и регулярной государственной библиографической регистрации новой литературы. По свидетельству Б. С. Боднарского, обоснованному им на обследовании «Книжной летописи», в Российскую книжную палату поступало примерно лишь около 1/4 всех книг, выходивших из печати.

В мае 1920 года Российская книжная палата отметила юбилей С. А. Венгерова - шестидесятилетие со дня его рождения. С приветственными речами выступили профессор А. И. Малеин, В. С. Спиридонов, В. В. Буш, А. Д. Александров, А. С. Поляков, А. Г. Фомин. Все они говорили о большом значении научно-литературных и библиографических трудов С. А. Венгерова. На этом заседании, в сущности, был подведен итог многообразной деятельности С. А. Венгерова, его труда на пути долгом и благородном.

Вскоре после этого юбилея, 30 июня 1920 года Совет Народных Комиссаров принял постановление «О передаче библиографического дела в РСФСР Народному комиссариату просвещения». В соответствии с этим постановлением была организована Книжная палата в Москве.

Через несколько месяцев смерть прервала жизненный путь С. А. Венгерова. Книжная палата в Петрограде была реорганизована затем в Институт книговедения.